Назад к списку

Интервью. Кирилл Липа: «Цифровизация — процесс творческий»



 «Трансмашхолдинг» начал цифровую трансформацию своих предприятий. По своему масштабу проект станет крупнейшим в машиностроительной отрасли России. В чем основная цель преобразований, как «цифра» изменит отечественное производство и какие требования digital-технологии будут предъявлять к персоналу, рассказывает генеральный директор АО «Трансмашхолдинг» Кирилл Липа. 


Погружаемся в виртуальную реальность.  

Кирилл Валерьевич, в чем суть программы цифровой трансформации ТМХ и какова ее стратегическая цель? 

 Cвою цифровую стратегию мы выстраиваем в периметре ООО «ЛокоТех-Сервис» и АО «Трансмашхолдинг» (в августе 2018 года они объявили о слиянии активов. — Прим. ред.) — теперь это группа компаний, объединенная по технологическому принципу. Под нашим операционным контролем находится весь жизненный цикл локомотива: проектирование, производство, поставка на сеть железных дорог, сервис и капитальный ремонт вплоть до момента утилизации. На постоянном обслуживании находится более 15 тыс. ед. техники на срок до 40 лет. Основными целевыми показателями выступают повышение надежности локомотивов и снижение затрат на производство и сервис. 

 Цифровизация позволит нам управлять большим потоком информации о состоянии узлов и агрегатов на эксплуатируемой технике. Всевозможные датчики генерируют колоссальный объем данных, который необходимо собрать и проанализировать. Эти сведения можно использовать для контроля или корректировки программы ремонта, то есть влиять на текущее содержание парка, решать с помощью них вопросы, связанные с управлением тягой, а также применять при проектировании новой техники. 

 Сегодня подавляющее большинство компаний занимаются цифровизацией и параллельно формируют свою операционную модель. Но в реальности делать одно без другого крайне сложно. Наше конкурентное преимущество заключается в том, что операционную бизнес-модель мы уже создали. Теперь на нее мы накладываем инструментарий, в том числе цифровой.

 Время работы над новым локомотивом с начала проектирования до опытных пробегов благодаря новым технологиям сократится вдвое. 

 Какие основные направления заложены в программу цифровой трансформации ТМХ? Как «цифра» изменит работу предприя­тий? 

 Программа включает около 40 различных инициатив. При этом мы отказались от внедрения дискретных, точечных проектов. Будем полностью цифровизировать все производственные процессы на конкретной площадке, начиная от планирования новой разработки и заканчивая выходом машины с предприятия. На языке General Electric это называется brilliant factory (идеальное предприятие будущего). Пилотный проект уже начат на Новочеркасском электровозостроительном заводе. 

 В первую очередь мы выведем в виртуальную среду работу по проектированию новых локомотивов и деталей. Оно будет происходить в 3D-пространстве, готовый проект через Сеть сможет передаваться непосредственно на реальный станок. Нормировочные карты, чертежи и вся необходимая документация будут оформляться параллельно производственному процессу. Представляете, как это ускорит процесс? Сейчас работа над новым локомотивом с начала проектирования до опытных пробегов занимает 2−2,5 года. В результате нововведений это время сократится до 1 года. 

 Еще до появления физического изделия мы сможем начать его испытания в той же виртуальной среде. Будем тестировать свои разработки, моделируя любые условия, и в случае необходимости вносить конструкторские изменения в выпускаемую модель. Конечно, без испытаний с натуральным образцом тоже не обойтись, но их выводы, скорее всего, станут еще одним подтверждением ранее полученной информации. 

 Manufacturing Execution System (МЕS — система управления производственными процессами) позволит автоматически корректировать план с учетом дефицита каких-либо ресурсов. Например, кто-то заболел и не вышел на работу, где-то произошла авария, сломался станок, подвели поставщики — МЕS оптимальным образом перестроит всю работу для выполнения заложенных в ней плановых показателей. 

 Человек совсем не будет контролировать этот процесс? 

 Совсем. Только в самом начале сотрудникам предстоит загрузить в компьютер ряд данных (производственные мощности, объем рабочей силы, задачи) и указать алгоритм принятия решений, прописав приоритеты. Если таковой окажется экономия заработной платы, то система будет избегать необходимости работы персонала по выходным и в праздники. Если в качестве приоритета будет указана ликвидация простоев оборудования, то программа, напротив, выдаст в качестве рекомендации выход персонала в субботу и воскресенье. Это похоже на работу навигатора: вы сами выбираете, как двигаться — самым быстрым или самым коротким путем. Кроме того, на заводе будут внедрены методы контроля движения, логистики по территории — так называемая RFID-система (она использует специальные метки для бесконтактной передачи сведений о перемещениях. — Прим. ред.). 

 Опытный проект на Новочеркасском электровозостроительном заводе рассчитан на 2 года. Соответственно, в 2020-м мы сможем подвести первые итоги. 

 Меняем не технику, а сознание 

 Потребует ли переход на «цифру» дополнительного обучения персонала? 

 Обязательно будет развернута программа подготовки. Но в целом специалистам должно хватить тех знаний и навыков, которые человек получает дома, играя в компьютер, когда он управляет 3D-изображением с помощью джойстиков. Все то же самое он должен увидеть у себя на рабочем месте. Именно поэтому я считаю, что цифровизация должна стать драйвером изменений возрастной структуры персонала нашей группы. На предприятиях в целом очень низкая текучесть кадров, но одновременно среди молодежи этот показатель высок. Получается, что молодые специалисты не видят себя на современном производстве, им некомфортно в тех условиях, которые мы им предлагаем. И, к сожалению, зачастую это даже не вопрос денег, а вопрос культуры производства, его современности. Новые технологии позволят молодежи увидеть себя в будущем, проявить креатив, повлиять на процессы. 

 Второй очень важный момент — это производительность труда: на новом оборудовании она должна быть самой высокой, а значит, повысится и заработная плата. 

 Важна ли синхронизация планов по цифровой трансформации во взаимоотношениях с основным заказчиком? 

 Крайне важна. «Цифра» должна иметь свободные перетоки. Она где-то возникла и должна оттуда плавно и спокойно двигаться по всей цепочке передачи данных, не задерживаясь, не подвергаясь преобразованиям. Локомотив находится в собственности ОАО «РЖД». И именно от владельца зависит, каким образом мы получим информацию с машины, в каком виде, куда она будет транслирована и кто будет иметь к ней доступ. Для этого у нас с РЖД разработан проект «Доверительная среда». Он предполагает создание некоего виртуального пространства, в которое будет выгружаться вся информация, генерируемая в процессе производства и эксплуатации тяги: конструкторская и ремонтная документация, статистика производства, отказов и пр. 

 Новые технологии позволят молодежи проявить креатив, повлиять на процессы 

 Как вы оцениваете текущий уровень готовности предприятий ТМХ к внедрению цифровых технологий? 

 Когда мы рассуждаем о цифровизации, то говорим не о предприятиях и конкретных площадках. Бизнес-среда, в которой мы взаимодействуем, безусловно, готова. На локомотиве уже стоят микропроцессорные системы управления, существуют носители, которые позволяют записывать и обрабатывать эту информацию как на самой машине, так и на отдельно стоящих серверах. Причем такие мощности есть и у нас, и у наших заказчиков. 

 Чего нет? Нет математических моделей, инструментария обработки большого количества данных, и сейчас мы над этим работаем. Нет систем доставки этой информации до аналитических центров в онлайн-режиме. Но уже существует инфраструктура для их организации, а значит, нам не надо прокладывать провода, строить дата-центры, устанавливать передатчики. Сегодня разрозненные данные необходимо соединить в один процесс. 

 На каком временном горизонте вы планируете полный переход на цифровую модель работы? 

 Это очень сложный вопрос. Таких комплексных проектов никто никогда не реализовывал. Пока речь идет о проектировании и реализации пилотных проектов. Где сосредоточить точки контроля потоком информации, где ее обрабатывать, куда выдавать результаты — это вопросы, ответы на которые устанавливаются экспериментальным путем. И от этого будут зависеть очень многие вещи. Сначала вы накапливаете историю, а потом она дает колоссальный эффект. Вопрос в скорости накопления. Я думаю, что опытный этап займет год-два, а потом процесс внедрения этих технологий пойдет очень высокими темпами. 

 Точка не возврата 

 Как планируете использовать опыт, полученный на Новочеркасском заводе? 

 По моим представлениям, новочеркасский опыт сделает нас реальным лидером, причем не только внутри одной отрасли. Самое главное — управление преобразованиями. Размещение оборудования, установка датчиков, проведение переговоров с персоналом, поиск агентов этих преобразований, обучение, мотивация, постановка задач и контроль за их выполнением — раньше этим системно никто не занимался. Весь новый функционал мы доверили отдельной компании. 

 Какие сложности вам видятся на пути цифровизации? 

 Прежде всего придется столкнуться с ментальными трудностями. Мы можем получить полезные выводы только из той информации, которая не изменена. Соответственно, главное, что нужно сделать, — исключить возможность влияния человека на потоки информации. 

 Вторая большая проблема возникнет с появлением первых выводов, когда станут очевидными проблемы, которые традиционно скрывались с помощью ручной корректировки информации. Нужны будут определенная харизма, воля, доверие друг к другу в профессиональном и человеческом плане, желание всех участников процесса узнать о проблемах, проанализировать их и общими усилиями начать искоренять. Основная цель — устранить препятствия, которые мешают росту эффективности, надежности и снижению затрат. Для этого придется менять культуру отношений. Она должна быть нацелена не на поиск виноватого, а на поиск путей решения. 

 Я вижу в этом довольно большие проблемы, и они характерны не только для «Трансмашхолдинга», но и для цифровизации вообще. 

 Система отношений должна быть нацелена не на поиск виноватого, а на поиск путей решения проблемы 

 На ваш взгляд, насколько сегодня готовы к цифровизации производственные отрасли российской экономики?

 Цифровизировать можно абсолютно любое предприятие. Другой вопрос — сколько времени на это понадобится, потому что степень готовности у всех разная. Я бы сравнил этот процесс с творчеством: вы творите, ошибаетесь. Значит ли это, что к творчеству кто-то не готов? Нет, человек готов к нему по факту своего рождения: кто-то больше, кто-то меньше, но творить мы способны все. Точно так же не надо задаваться вопросом, готово ли производство, говоря о станках и оборудовании. Надо задуматься о том, готовы ли люди. Готов ли руководитель узнать, например, что его сотрудника надо уволить? Вот это проблема. А купить те или иные RFID-метки и установить их на оборудование — это уже вопрос техники, времени и денег. 

 Технологии Индустрии 4.0 — это лишь инструменты. Внедренные правильным образом, они позволяют решать огромное количество проблем без участия человека. Иными словами, если сейчас конкурируют между собой люди, то дальше будут конкурировать технологии. Скоро мы пройдем точку невозврата.